№7:1 (2021)

Виллем ВанГемерен, "Триптих Псалмов 89–91: От Моисея к Иисусу и от еженедельного шаббата к ежедневному и вечному покою"

Настоящая статья – расширенная версия речи, произнесенной проф. ВанГемереном 29 мая 2021 года на церемонии вручения дипломов выпускникам Евангельской реформатской семинарии Украины


Александр Бычков, "Иов: Повесть об испытании праведника"

Книга Иова состоит из двух основных частей: прозаических пролога с эпилогом, описывающих завязку и развязку повествования, и большого поэтического блока, посвященного диалогу между Иовом и прочими персонажами книги. В восприятии книги Иова – как популярном, так и академическом – связь между этими двумя частями книги часто недооценивается. Так происходит, во-первых, из-за неверных вопросов, с которыми люди подходят к изучению этой книги. Например, это вопросы о причинах страданий и ответственности за них Бога. Во-вторых, из-за предполагаемой истории композиции книги Иова, которая не предполагает поиска единого сюжета. Статья предлагает читать книгу Иова как произведение с единым сюжетом, построенным вокруг вопроса сатаны: «разве даром богобоязнен Иов?» (Иов 1:9) Вопрос, озвученный сатаной на небесном суде, инициировал испытание, которому подвергся Иов. Целью испытания было узнать, сохранит ли Иов свою праведность в страданиях так же, как сохранял ее в благословении. Потому столь важна реакция Иова на испытания. В прологе (гл. 1–2) вопрос сатаны инициирует испытание. В диалогах с тремя друзьями (гл. 3–31) мы можем увидеть реакцию Иова на это испытание. В речах Елиуя (гл. 32–37) мы слышим оценку этой реакции Елиуем. Затем Божьи речи (гл. 38–42:6) исправляют реакцию Иова. И лишь в эпилоге (42:7–17) испытание можно считать успешно пройденным. Таким образом, по мнению автора, книга представляет собой единое произведение об испытании праведного.


Эрик ван Альтен, "От Реформации к Контрреформации, а затем – к углубленной Реформации"

Антикатолическая направленность Гейдельбергского катехизиса общеизвестна. Многие положения катехизиса оспаривают римско-католическое вероучение. Однако эти положения не извлекались из каких-то учебников и не составлялись из академического интереса. В первую очередь, они были ответом на экклезиологический контекст того времени. В то время, когда курфюрст Фридрих III поручил написать Гейдельбергский катехизис, по другую сторону Альп проходили заседания Тридентского собора. Примечательно, что на этих заседаниях незадолго до этого было принято решение написать собственный катехизис. Скорее всего, принимающие решения в Гейдельберге знали о том, что происходит в Тренто, и действовали соответственно. В основании решения написать Гейдельбергский катехизис лежало осознание важности катехизации. Эта важность подчеркивается в нескольких документах, связанных с Гейдельбергским катехизисом. Примечательно, что в них реформатский принцип катехетического обучения противопоставляется римско-католическому таинству конфирмации (миропомазания). Если катехетическое наставление проводит детей от крещения к Вечере Господней, то таинство конфирмации, напротив, уводит от мысли о безотлагательности катехетического обучения в любой его форме.


Дмитрий Бинцаровский, "Августин, Лютер и Кальвин о свободной воле и предопределении"

Хотя учение о предопределении часто связывается с именем Жана Кальвина, на самом деле он не сказал по этой теме ничего принципиально нового. Кальвин был реформатором второго поколения и лишь систематизировал те взгляды, которые высказывали более ранние богословы Реформации, включая Мартина Лютера. Более того, все реформаторы сознавали, что своим пониманием свободной воли и предопределения во многом обязаны Августину, который оставил после себя наиболее пространные рассуждения на эту тему из всех богословов ранней церкви. И реформаторы, и Августин были убеждены, что в учении о предопределении выражается важная библейская истина о глубокой порочности человека и величии Божьей милости. В этой статье рассмотрены взгляды Августина, Лютера и Кальвина на свободную волю, предопределение и связанные с ними вопросы.



window.dataLayer = window.dataLayer || []; function gtag(){dataLayer.push(arguments);} gtag('js', new Date()); gtag('config', 'UA-5041980-8');