№6:1 (2020)

Ростислав Ткаченко, "Раннереформатское прочтение Библии: основные идеи, практики и влияние библейской герменевтики Цвингли и Кальвина на последующую историю церкви и богословия"

Богословие протестантских реформаторов XVI в. и их толкование Священного Писания были и остаются одной из тщательно изучаемых тем в научном мире. Однако при обилии работ общего характера и наличии хороших материалов о лютеровских принципах толкования Библии в русскоязычной богословской литературе по-прежнему имеется недостаток исследований библейской герменевтики именно реформатской традиции. В частности, недостаточно глубоко изучены толковательные принципы и практики швейцарских отцов-основателей реформатства: Ульриха Цвингли и Жана Кальвина. Поэтому имеет смысл попытаться выделить, прояснить и по возможности раскрыть основные принципы и практики библейской герменевтики этих двух теологов. Таким образом можно будет очертить некоторые ключевые методологические черты раннереформатского прочтения Библии. Именно этой цели стремится достичь данная статья. После терминологических пояснений и выделения общих оснований реформаторской герменевтики в ней последовательно изучаются толковательные принципы Цвингли и Кальвина, которые характеризуются преимущественно филологическо-риторическим подходом (у первого) и филологически-практическими и систематикобогословскими методами (у второго). В заключении кратко обрисовывается вклад герменевтических теорий и практик Цвингли и Кальвина в развитие христианского богословия.


Эрик ван Альтен, "Жан Кальвин об Израиле и церкви в книге Деяний"

В этой статье исследуется взгляд Жана Кальвина на взаимосвязь Израиля и церкви. В первой части статьи прослеживается историческая нить от книги Бытия до пришествия Христа. В этой части показано, что, по мысли Кальвина, церковь – это «исторически развивающийся организм», зачатый при Адаме и Еве, развивавшийся внутриутробно по времена патриархов и рожденный в событиях Исхода. Зародившись столь рано, церковь возрастает и, проходя через период пророческого служения и вавилонского пленения, движется к зрелости. Вторая часть статьи сосредотачивается на книге Деяний апостолов и разрушении разделяющей стены, в результате чего язычники включаются в церковь. Тот же Дух веры присоединяет язычников к иудеям и объединяет их в единое тело церкви. Кальвин не мог представить себе церковь Нового Заета без включения язычников. Ведь это включение, в конечном итоге, открыло двери Царство Божьего и для него самого, как и для других верующих новозаветной эпохи.


Алексей Близнюк, "Христианство и применение силы: краткий анализ Мф 5:38-39 в свете радикального пацифизма и реформатского богословия"

В данной статье поднимается вопрос о возможности применения христианами силы для отстаивания справедливости. В центре внимания автора находится отрывок Мф. 5:38-39, в котором Христос повелевает не противиться злому и подставить другую щеку обидчику. Автор рассматривает две исторически сформировавшиеся полярные точки зрения на этот отрывок. Сначала коротко рассматривается пацифистская позиция, представленная в книге «Этика Нового Завета», известного методистского богослова Ричарда Хейза. Далее представлено более детальное изложение реформатской позиции по данному отрывку. Помимо прочего, также затрагиваются вопросы этической связи Ветхого и Нового Заветов и вопрос отношения церкви к государству. В конце статьи показаны положительные и отрицательные стороны каждого из подходов.


Джонг Хан Джу, "Литургические размышления о взглядах Кальвина на таинства и их совершение"

Жан Кальвин разработал реформатское богословие таинств и изложил свое понимание того, как они должны совершаться. В его понимании верующий всем своим существом приобщается таинству как средству благодати, посредством которого он соединяется со Христом не только в момент совершения обряда, но и в течение всей своей жизни. Однако даже придерживаясь здравого реформатского учения о таинствах, основанного на трудах Кальвина, многие современные реформатские и пресвитерианские церкви склонны при совершении таинств следовать не Кальвину, а Цвингли, тем самым показывая себя «кальвинистами в богословии и цвинглианами на практике». Мысль, которую стремится донести эта короткая статья, заключается в том, что реформатская традиция в реформатских и пресвитерианских церквях распознается не только по исповеданию христианской веры, но и по практике совершения таинств с точки зрения литургической перспективы. Реформатское богослужебное совершение таинств могло бы лучше раскрыть сакраментальное учение Кальвина, если бы оно практиковало литургическую составляющую реформатской евхаристической молитвы («Вознесем сердца», Sursum Corda), самоисследование перед причащением тела Христова и проведение катехизических наставлений до и после совершения таинств.